Частный детектив — не киношный герой, а обычный житель Магнитки
27 мая 2015Интервью   Просмотров: 4367

Частный детектив — не киношный герой, а обычный житель Магнитки


«А нюх, как у собаки, а глаз, как у орла». Известная песенка из детского мультфильма пожалуй точнее всего может раскрыть личность нашего сегодняшнего героя. Когда-то он работал оперативником, сегодня — частный детектив. Евгений Репин родом из Кургана, долгое время проработал в разных городах страны- Омске, Кургане , Ханты- Мансийском округе в уголовном розыске, а потом по семейным обстоятельствам переехал в Магнитогорск, где и стал частным детективом. О секретах своей «экзотической» для нашего города профессией и о том, что подтолкнуло его пойти по этому пути, Евгений Владиславович рассказал Magcity74.ru

Моя работа далека от Шерлока Холмса

- Евгений Владиславович, думаю, вы согласитесь, что у большинства обычных горожан представление о работе частного детектива сформировано многочисленным телевизионными сериалами и, конечно, любимым многими произведением о Шерлоке Холмсе...

- На самом деле, моя деятельность если не кардинально, то достаточно далека от того, что показывают с экрана и даже от литературного произведения (улыбается — прим. автора). Хотя мне иногда даже пишут: «вам помощник не нужен?»... На самом деле деятельность частного детектива регламентирована законом о частной детективной и охранной деятельности от 1992 года. Там все прописано, чем и как я могу заниматься. Например, что можно собирать сведения по гражданским, уголовным делам. Можно искать людей, собирать информацию для деловых переговоров.

- Стать частным детективом может любой желающий или есть какие-то ограничения?

- Чтобы стать детективом, необходимо юридическое образование либо опыт работы в оперативно-следственных областях. Нужно зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя, указать, что будешь заниматься таким видом деятельности. Потом подать соответствующие документы в МВД России. Там это все рассматривают, и если все документы в норме, выдают лицензию частного детектива.

- Профессия частного детектива — достаточно редкая. Тем более в нашем городе. Что Вас подтолкнуло стать детективом?

- Я 14 лет проработал в уголовном розыске. После школы поступил в академию МВД России. Проучился там четыре года. Оттуда пошел работать в полицию в уголовный розыск. А потом вышел на пенсию, я — пенсионер сейчас (улыбается, - прим. автора). А дальше нужно чем-то заниматься. Идти в банк или коллектором меня не прельщает: четкий рабочий график, определенные правила общения с клиентами. А тут творческая работа. Работаю сам на себя. Выбираю, чем и как заниматься. Интересно.

«Жучки», разводы и изменники

- С какими проблемами или делами к Вам обращаются магнитогорцы?

- Я занимаюсь всем, что законно. Очень много людей обращаются с просьбой сделать детализацию телефонных разговоров или, например, установить камеру для слежки за соседом. Я сразу говорю «нет», поскольку это незаконно. Проникновение в жилище запрещено. Также существует тайна телефонных переговоров, я в это не лезу.

- То есть всевозможные «жучки», которые так любят в кинофильмах, тоже запрещены?

- При осуществлении частной сыскной деятельности допускается использование видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, технических и иных средств, не причиняющих вреда жизни и здоровью граждан и окружающей среде, в соответствии с законодательством Российской Федерации. Например, есть состоятельная семья и у них начинают пропадать вещи. Я могу с согласия членов семьи поставить где-то камеры в их доме, чтобы понятно было: кто эти вещи ворует — сын или прислуга.

- Это что касается согласия. А если Вы куда-то придете и, например, под стол что-то прикрепите — так можно?

- В общественных местах, здесь со мной могут поспорить некоторые юристы, и снимать, и слушать — хоть что можно делать, используя законные, естественно, методы.

- А что в Вашем случае подразумевается под общественным местом?

- Улицы, подъезды, парки и тому подобное.

- Обычно в фильмах чаще всего к детективам обращаются с просьбой уличить кого-то из супругов в неверности. Или коллеги по работе, может быть, строят какие-то козни. Такие истории в Вашей жизни случались?

- Да, конечно. Просто не могу говорить обо всем открыто. Это как у оперативников, есть тайна следствия. Часто приходится помогать людям во время бракоразводного процесса. Например, нужно найти имущество, которое один из супругов должен передать или поделить по исполнительному листу, но оно скрывается.

- И все же, услуги частного детектива больше ассоциируются с кино. Да и живем мы не в мегаполисе. Неужели в Магнитке люди нуждаются в ваших услугах?

- Моя основная работа — поиск людей. С другой стороны, когда люди узнают цены, зачастую быстро отказываются. Это дорого. Хотя цены не московские. Если их сравнивать, то у меня в два раза дешевле. Поэтому, чтобы не сидеть лишний раз без дела я начал сотрудничать с известной программой «Жди меня».

«Нормальные люди с родственниками общаются»

- В чем заключается сотрудничество со «Жди меня»?

- Редакция скидывает мне заявки, которые находятся в Магнитогорске или Челябинске. Я еду по адресу, представляюсь. Пытаюсь получить информацию о запрашиваемом человеке. Или с соседями поговорю, или с участковым, который давно работает и всех знает.

- Много вам приходится ездить?

- За последний месяц было семь заявок. Это от программы четыре человека и трое человек, кто обратился сам.

- Удается находить пропавших?

- Большинство тех, кого ищут через программу, либо где-то сидят, умерли или ведут образ жизни бомжа. Нормальные люди с родственниками общаются. А тут такой контингент интересный. Сложно его искать.

- И как же вы общаетесь со своими «находками»?

- Ищут, как правило люди из других городов. Через ту же программу все происходит по согласию человека. Если он говорит «зачем мне эти родственники», то я сообщаю, что человек найден, он живой, здоровый, но общаться не хочет.

- В программе «Жди меня» охотно принимают добровольцев свои ряды?

- В целом да. Но у них есть испытательный срок. Нужно кого-то найти несколько раз. В любом случае, это работа на безвозмездной основе.

«Зачастую люди просто могут сорвать на мне гнев»

- Вы сказали, что люди предлагали вам свою помощь. А есть ли реальная нужда в помощнике? Или это сугубо индивидуальная работа?

- Иногда не хватает напарника. И лучше, если бы он был оперативником, который бы знал город и людей. Это первое. А второе, просто иногда не с кем посоветоваться. Приходится самому все обдумывать и решать: как и куда приехать, с чего начать.

- То есть в вашей работе нужны еще связи? То, что в городе Вы пока практически никого не знаете, это осложняет работу?

- Профессионал сможет работать в любом городе, наоборот, меня никто не дергает, не отвлекает и не мешает.

- Информацию добываете самостоятельно или обращаетесь за помощью в правоохранительные органы?

- Нет, это запрещено.

- А потом куда Вы деваете добытые сведения?

- Я все отдаю клиенту, а он может распоряжаться как хочет: может прочитать и порвать или же идти в суд.

- Раньше Вы были оперативным сотрудником, теперь — частный детектив. Можно сказать, что Вы находитесь теперь по другую сторону?

Нет, ни в коем случае. Наоборот, я же в какой-то мере разгружаю работу полиции, куда люди не идут, а идут ко мне.

- Почему так происходит: люди не доверяют государственной структуре?

- Не столько дело не в доверии, скорее всего в полиции все забюрократизировано в последнее время, все формализовано. Нужно потрать немало времени, чтобы написать заявление и на то, чтобы его приняли у вас. Нужно несколько часов все описывать, потом будут еще устные объяснения и т. п. Не всем это охота.

- А Вам клиент все в свободной форме рассказывает?

- Да, грубо говоря, дали фотографию, ФИО, контактные телефоны друзей, информацию о том, где учился, с кем общался. И я приступаю к работе.

- Работая детективом, Вам приходится выступать в роли психолога?

- Да! Зачастую люди просто могут агрессивно ко мне относиться, если узнают, что их сын, например, что-то своровал или муж загулял. На меня иногда это все выливается. Возникает ощущение, будто я виноват в том, что сын — наркоман, но я оперирую фактами.

«Я за себя не переживаю»

- А как дома абстрагироваться от всего негатива, с которым приходится сталкиваться в работе?

- В любом случае, то что находится за пределами дома, там и остается.

- Делитесь с супругой переживаниями или соображениями?

- Нет, все в себе ношу.

- Но если в оперативной службе были коллеги и с ними можно было что-то обсудить, то сейчас на своем поприще Вы один...

- Я только что с тренировки... Физическая нагрузка помогает очень.

- График работы соответственно ненормированный...

- Абсолютно. Могу сейчас с вами разговаривать, и тут же поехать в Челябинск или еще куда-то. По закону могу работать по всей территории Российской Федерации.

- И часто приходится так срываться?

Пока только Челябинская область, часто бываю в Ханты- Мансийском округе. Здесь я знаю местность, поэтому чуть проще. Хотя теоретически могу вести дела от Калининграда до Камчатки, есть много коллег – частных детективов, работающих в других городах, к которым можно обратиться за помощью.

- Супруга как относится к такой работе? Все-таки, наверное, тяжело вас отпускать. Есть риск Вашей жизни.

- Я за себя не переживаю. Когда только начинал, было волнение. А супруга уже привыкла, она ведь знала, за кого выходит замуж. Хотя раньше было сложнее, я мог пропадать по несколько суток на работе. Сейчас такого уже нет.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Войти

Введите данные вашего аккаунта

Забыли пароль?
У Вас нет аккаунта? Зарегистрируйтесь!

Регистрация

Введите данные вашего аккаунта

Уже есть аккаунт? Выполнить вход

Не пропустите ничего важного!

Подпишитесь на вечернуюю e-mail рассылку от Магсити74.
Мы каждый вечер будем Вас оповещать о самых важных
новостях города и области!

Подписаться