Сообщить новость

13 сентября на телеканале ТНТ стартует новый сезон шоу Stand Up. Действительно новый

Стендап-комики по-прежнему не прячутся за мейк-апом и спецэффектами. Не готовят сложные номера с подтанцовкой и вымышленными персонажами. Они выходит на сцену и говорят правду. О женщинах, мужчинах, о сексе и его отсутствии, об обществе и экономическом кризисе – обо всем том, что беспокоит нас ежедневно. Их талант заключается в том, что без них мы, думая на те же темы, хмуримся, теряем аппетит и зарабатываем ранние морщины. А с ними – смеемся и продлеваем свою жизнь.

13 сентября на телеканале ТНТ стартует  новый сезон шоу Stand Up.  Действительно новый

Шоу Stand Up. Основано на реальных событиях!

И все же в этом сезоне многое изменится. Шоу провело масштабный апгрейд.

Юлия Ахмедова, креативный продюсер шоу Stand Up:

«Подготовка к съемкам нового сезона длилась полгода. В этот период у нас была масса концертов, а параллельно мы вносили ряд изменений в проект, поэтому работы было много. Но мы старались и надеемся, что вам понравится. Теперь у нас новая, большая площадка, новые декорации, новые лица, новая графика, новая музыка. Но главное останется неизменным: микрофон, комик и его история».

Руслан Белый, креативный продюсер шоу Stand Up:

«Съемочный период прошел отлично. Нам самим результат очень нравится. Гастроли и общее количество выступлений, которые были в этом сезоне, дали много в плане опыта. И это, конечно, видно по выступлениям ребят. Они стали более раскованы, не боятся официальных мероприятий. У них прибавилось и харизмы, и уверенности. Появятся и новые лица. Один из комиков, выступавших у нас на «Открытом микрофоне», теперь перешел в постоянный состав. Но я хочу сохранить интригу, поэтому не скажу, кто именно. В самом «Открытом микрофоне» также появятся новички. В общем, это будет что-то действительно новое на уровне самого телепродукта. Мы наконец-то нашли понимание того, как снимать Stand Up. Теперь он будет выглядеть по-взрослому».

Куда бы ни приехали стендап-комики, им всегда задают одни и те же вопросы. Раз за разом, из года в год. Мы решили упростить задачу и собрали ответы на большинство из них в одном месте.

Вячеслав Дусмухаметов, продюсер Comedy Club Production:

«Раньше юмор на нашем телевидении был представлен двумя флагманскими проектами – КВН и Comedy Club. А наше шоу показало, что стендап – это самостоятельный юмористический жанр, который вполне может конкурировать с этими проектами. Я думаю, мы популяризировали это жанр в России. Если раньше со стендапом у нас в стране были знакомы единицы – в основном из Москвы и Питера, – то сейчас в каждом городе в том или ином виде проводятся «открытые микрофоны», где выступают тысячи молодых и не очень людей. Через год после выхода нашего проекта на телеканале ТНТ мы провели стендап-фестиваль, куда приехало более 500 комиков. Так что мы за стендап в целом! Хочется, чтобы его было много как в России вообще, так и на отечественном ТВ в частности».

Александр Дулейрайн, генеральный продюсер ТНТ:

«Стендап, конечно, придумал не ТНТ, это всемирное движение. Но то, что мы сформулировали сегодня стендап в России как самостоятельный вид времяпрепровождения, развлечения и своего рода спорта – это факт. И то, что он может быть массовым развлечением, стало абсолютно очевидно после появления шоу Stand Up на ТНТ. Программа возвела его в ранг мейнстрима и дала возможность тысячам молодых потенциальных стендап-комков себя реализовать. То, что шоу «ТАНЦЫ» сделало с танцами, а «Comedy Баттл» делает с комиками другого типа (которые скорее актеры), Stand Up делает с теми, кто способен к душераздирающе смешным монологам».

Как вы пишете свои шутки?

Юлия Ахмедова:

«Шутки мы пишем сами, но есть несколько авторов, которые помогают нам их отточить. У нас не завод. Поэтому атмосфера в нашем офисе достаточно расслабленная, ты всегда можешь зайти к кому-нибудь в кабинет, поболтать, посмеяться. Если кому-то надо для вдохновения сходить погулять в парке, он может это сделать. Однажды мы так и поступили, кто-то сказал: «А поехали все в парк! Там весна! Там мы все напишем!» Мы поехали в парк и ничего не написали».

Руслан Белый:

«Важно понимать, что авторы не пишут за нас шутки, но к ним можно прийти и попросить посидеть с тобой и поразгонять уже готовые. Точнее, сформулировать какие-то моменты. Бывает, я прихожу к кому-нибудь из них и говорю: «Что-то я закопался в теме, давай посидим, поразмышляем». Наши авторы помогают стендап-комикам направить их же мысль в правильное русло.

В Москве каждые две недели проходят отчетные вечеринки, где мы показываем, что написали. В промежутках проходят технические вечеринки: в обычном кафе собирается человек сто, и мы просто вываливаем на них все, что придумали за два дня. Смотрим, как люди реагируют, потом что-то убираем, добавляем, дописываем. Это многоуровневый процесс».

Слава Комиссаренко:

«От момента возникновения шутки до ее появления в эфире может пройти очень много времени. Бывает, напишешь шутку, она получается, ты счастлив,

ты выступаешь, она работает. Потом пересматриваешь свои старые записи и понимаешь, что у тебя было уже несколько попыток написать именно эту шутку и год назад, и полтора. Просто только теперь она созрела. Но обычно монолог готовится от 14 до 20 дней, потом какое-то время обкатывается и уже после этого выпускается в эфир. На съемки одного сезона шоу Stand Up уходит примерно три дня. В каждой съемочной смене шесть «моторов» по два часа».

Виктор Комаров:

«У меня есть друг, который занимается продажей офисных перегородок. И как бы забавно это ни звучало, он фанат продаж офисных перегородок. У него стандартный рабочий день и стандартная рабочая неделя. Но будучи фанатом, он работает и по выходным, и после окончания рабочего дня. Я имею в виду – если ты фанат своего дела, то ты живешь в этом. Так вот я – фанат стендапа. Когда я сижу на работе, я не думаю: «Когда же наконец вечер и я пойду домой, чтобы ничего не делать?» Для меня нет разницы, где работать: в офисе или дома. Для меня это всегда удовольствие. И я счастлив, что кому-то нужны мои шутки, что меня покажут по телевизору, что я смогу поехать с концертами по городам».

Иван Абрамов:

«К каждой новой вечеринке нужен новый монолог, поэтому неизбежно возникают ситуации, когда у комика замыливается глаз, он теряется в потоке работы, устает. И тогда он обращается к авторам или к коллегам.

У нас отличная авторская группа. Но и другие комики могут просто послушать мои шутки и высказать свое мнение. Стас Старовойтов, Слава Комиссаренко, Виктор Комаров мне периодически помогают. Помощь заключается в том, чтобы просто выслушать и сказать, мой ли это загон, правильно ли я думаю и так далее. И помочь придумать тему. А это не так просто – найти тему, которая не только волнует тебя, но и цепляет других людей.

Дмитрий Романов:

«У нас очень жесткий отбор шуток. Обкатывая номера на вечеринках в небольших клубах, мы убираем все несмешное, а что-то, наоборот, добавляем, руководствуясь реакцией зрителя. Результат: колоссальная плотность юмора. Такого нет у других проектов, нигде смешные шутки не звучат так часто».

Почему в шоу Stand Up только одна женщина?

Руслан Белый:

«Девочкам тяжелее выходить на сцену, чем мужчинам, особенно в юморе. Парню не важно, как он выглядит, как причесан, выспался или нет. А девочки следят за всем: не толстая ли я, накрашенная ли, выспавшаяся или у меня красные глаза и так далее. Помимо шуток еще и об этом думать надо. В этом и сложность».

Юлия Ахмедова:

«Уверена, теорию о том, что женского юмора не существует, придумал мужчина. Я тоже, когда начинала, слышала: «Для женщины неплохо». Что это вообще значит «для женщины»? Ты выступаешь либо плохо, либо хорошо. Вообще, чтобы раскрыться, не важно, мужчина ты или женщина. Важно

оказаться в комфортной для тебя среде! К счастью, я попала в правильное окружение мужчин, которые говорили: «Это смешно, у тебя получится, ты молодец». Благодаря им я смогла поверить в то, что действительно могу быть стендап-комиком».

Тимур Каргинов:

«Женщины, на мой взгляд, более духовны, чем мужчины, и поэтому женский юмор (когда это бывает смешно) – он более ранимый, глубокий, наполненный драматизмом женского быта. Женщина, занимающаяся стендапом, – это хороший пример настоящей смелости. Ведь то, что прощают мужчинам, не всегда прощают женщинам!»

Чем отличается российский стендап от западного?

Руслан Белый:

«Прежде всего отличие заключается в том, что зарубежному стендапу порядка 80 лет. И весь юмор, который существует на Западе, берет свое начало именно в стендапе. Передачи, сериалы, вечерние шоу делают люди, которые когда-то занимались стендапом. В силу этого западные стендап-комики значительно опытнее и откровеннее. Они могут позволить себе шутить над чем угодно: политика, религия, взаимоотношения полов, дискриминация по национальному признаку. Наш телезритель к этому пока не готов, и нам приходится подобные шутки оттачивать, проверять, делать более мягкими.

На Западе уже сложилось определенное восприятие стендапа. Комики классно подают материал, классно формулируют. Они могут по три минуты подводить к шутке, нагнетать. У нас, в силу новизны жанра, зритель хочет, чтобы плотность шуток была выше.

Есть и еще одно важно отличие. Большинство западных комиков – люди возрастные, а взрослого комика всегда интереснее слушать. Уверен, что чем старше мы будем становиться и чем больше будут наш жизненный багаж, тем интереснее мы будем как комики».

Тимур Каргинов:

«Си Кей, Мерфи, Карлин и прочие – это не то чтобы кумиры. Это люди, которые делают свое дело очень хорошо. И ты смотришь на них и понимаешь, что они по двадцать лет шли к тому, кем стали. И преуспели в жанре, которым я живу. Это, безусловно, вдохновляет. Причем в последнее время мы смотрим не столько их выступления, сколько интервью, в которых они описывают принципы свей работы. Мы смотрим на них, как молодые профессиональные футболисты на футболистов, которые уже чего-то достигли. Это не пример для слепого подражания. Но это яркий пример того, чего ты сможешь добиться, если будешь ответственно подходить к работе».

Есть ли на шоу цензура?

Руслан Белый

«Людей в черных плащах и в темных очках, которые вызывают тебя в кабинет и светят лампой в глаза, у нас в шоу нет. В наш эфир попадает все, что мы проверяли на площадках, вечеринках и так далее. Но мы сами себе цензоры, мы не ставим в телевизор то, что по каким-то причинам нам самим не нравится

или не кажется смешным. Также мы не ставим и шутки с крепким словцом. Этого не позволяет закон о запрете мата».

О чем стоит, а о чем не стоит шутить?

Тимур Каргинов:

«Шутить можно о чем угодно, но все зависит от уровня шутки. Если комик затрагивает какую-нибудь острую, «электрическую» тему, это должно быть сделано осмысленно, своевременно и смешно. А беспочвенное тупое оскорбление без фундамента, неподкрепленное хорошей шуткой, так и останется просто тупым оскорблением. То же самое в выступлениях на тему секса. Без качественной шутки это просто физиология. Это пошло. Причем пошло и с точки зрения этой самой физиологии, и с точки зрения морали».

Виктор Комаров:

«Если человек обижается на шутку про него, учитывая, что шутка действительно смешная, то у человека проблемы с чувством юмора. Другое дело, если шутка не смешная и обидная. Тогда проблема в комике».

Слава Комиссаренко:

«Мы постоянно друг друга подкалываем! Есть даже неписаные правила. Если тебя стебут – всё, смирись и получай удовольствие. Попытаешься остановить этот процесс – накидают еще сильнее. Дождись, когда человек подставится, и отомсти: простебись в ответ. Главное правило – не обижаться. Без самоиронии у нас не обойтись».

Каково это – быть популярным?

Юля Ахмедова:

«Кардинальных изменений я не чувствую. Как-то припарковалась неправильно, подошел полицейский, сказал: «Ладно уж, выступайте дальше в своем стендапе», – и не стал штрафовать. Пока это первый бонус, который принесла узнаваемость. А единственный негатив, который я иногда получаю, связан с человеческим хамством. Но я думаю, что любая девушка может получить на улице свою порцию хамства, и от узнаваемости это не зависит. Может быть, я привлекаю больше внимания и чуть чаще с этим сталкиваюсь».

Виктор Комаров:

«Из 10 людей 5–6 не будут знать, кто такой Виктор Комаров. А если вы спросите их о Павле Воле, то 9 из 10 уверенно будут знать, кто это. Другое дело, если спросить о Викторе Комарове, комике шоу Stand Up. Но тут дело не в моей личной популярности, а в популярности шоу. Это большая разница. Единственное изменение – я стал чаще пользоваться такси, чем метро. Дело не в социопатии, а в том, что люди часто не знают, как реагировать, видя человека из телевизора. Возникает взаимная неловкость. А так бы я и сейчас без проблем ездил на метро».

Слава Комиссаренко:

«Несмотря на определенный уровень популярности, ничего не изменилось. Мы как ходили на работу 6 дней в неделю, а иногда и по воскресеньям, так и ходим. У нас в коллективе не принято расхаживать по гламурным тусовкам, светить лицом перед камерами, бывать на различных ток-шоу. Это считается вульгарным поведением. Мы сидим в кабинетах, пишем монологи, ездим на концерты и делаем свою работу. То есть ни в голове, ни в жизни у нас ничего принципиально не изменилось».

Как вы жили до шоу Stand Up?

Виктор Комаров:

«Я помню момент, еще до шоу Stand Up на ТНТ, когда никакой гарантии выступлений у меня не было. Отсутствовали определенные места, где регулярно выступали бы стендап-комики, определенные дни. Я писал материал и не знал, для чего пишу, когда мне удастся с ним выступить».

Стас Старовойтов:

«Не было никакой стендап-сцены. Даже в своем родном городе я не мог собрать концерт. Я пытался, вкладывал свои деньги, печатал афиши. Приходило 15–20 человек. И все! Так что единственным шансом выжить, оставаясь стендап-комиком, был переезд в Москву. У нас в стране какое-то пренебрежительное отношение к тому, что произведено на родине. Если кто-то из местных, не показанных по телевизору, пытается собрать концерт, люди думают: «Да ну, это же наш. Что я там не видел?» А потом человек, пройдя страшные эмоциональные потрясения, куда-то перебирается, его показывают по телевизору, и люди начинают рассуждать с точностью до наоборот: «Он наш! Наш – в Москве, по телевизору! А ведь мы еще тогда на его концерты ходили». Неправда. Не ходил никто. Это странно, но, для того чтобы земляки узнали своего хотя бы относительно талантливого артиста, он сначала должен оказаться в Москве.

Слава Комиссаренко:

«Я тогда дружил с Димой Романовым, мы работали какое-то время на ТНТ и параллельно выступали на всех стендап-шоу, которые только существовали. То есть в месяц по пятнадцать раз, иногда по восемнадцать. К тому времени все начали стекаться в Москву, и большинство стендап-комиков друг друга хорошо знали. Наше сообщество в те дни было очень небольшое. Примерно тогда же стендапом увлекся Руслан Белый и выступал, на мой взгляд, успешнее всех. А в Томске выступал Стас Старовойтов. А в Москве уже и Витя Комаров, и Саша Шаляпин. Так вышло, что на момент появления шоу мы проявляли самую большую активность, и поэтому нас сразу же пригласили».

Как стать стендап-комиком?

Руслан Белый:

«Необходимы хорошие, здоровые амбиции, которые не бегут далеко впереди твоего творческого потенциала. Если есть амбиции пробиться в телевизор, то рано или поздно придется перебраться в Москву, потому что телевидение сосредоточено тут. Ну и главное – чувство юмора и готовность долго и упорно работать. Нужно вырабатывать свой стиль, свою сценическую харизму и потихоньку, маленькими шажками завоевывать свою аудиторию».

Юля Ахмедова:

«Прежде всего нужно быть личностью, чтобы было что рассказать и чтобы другим это интересно было услышать. Нужно не бояться быть искренним. И – чувство юмора, разумеется. Любой желающий может прислать свое видео через наш сайт. Мы эти ролики отсматриваем. Если комик кажется нам интересным, а его выступление смешным, мы приглашаем его в нашу рубрику «Открытый микрофон». И уже попав в нее, каждый при желании может стать частью нашего проекта. Некоторые наши участники, например Виктор Комаров, начинали именно оттуда».

Слава Комиссаренко:

«Для того чтобы быть на стендап-сцене самим собой, нужно обладать достаточно высоким уровнем самоиронии и нормально переносить критику. Например, для меня было абсолютным открытием, что у меня специфический голос. Лет до 25–26 я даже не знал об этом! И только начав заниматься стендапом и анализируя свои выступления, я понял, что голос у меня и правда необычный. После чего написал об этом монолог. Необходимо также быть честным. Зритель чувствует фальшь, ему видно все».

Иван Абрамов:

«Чтобы быть в этом жанре на хорошем уровне, нужно им постоянно заниматься, не давая себе передышки. Здесь не работает правило, что лучший отдых – отвлечься, заняться чем-то другим. Здесь, если отвлекаешься, тебе сложно войти обратно в тему. И мне нравится тот режим, в котором мы работаем. Невозможно работать на выдохе: только на вдохе, все время вперед. Работа постоянно держит тебя в тонусе. Ты анализируешь, читаешь, ищешь новые темы».

Стас Старовойтов:

«Если комик хочет зарабатывать деньги, то должен идти на поводу у зрителя. Ведь именно зритель будет платить за его концерты, за его корпоративы и так далее. Но если комик хочет быть творцом и хочет стать значимой фигурой в своей сфере, он должен приучать зрителя к своему юмору в любых проявлениях. Причем во втором случае есть шанс, что, найдя своего зрителя, комик пусть и позже, но начнет получать тот же профит в виде концертов и прочего. А в первом случае, вечно повторяя самого себя, легко превратиться в персонажа, который печатается в каких-то непонятных журналах, появляется в каких-то непонятных передачах».

Тимур Каргинов:

«Важно понимать, что мы – не часть шоу-бизнеса, мы олицетворяем нечто другое. Чтобы быть стендап-комиком, нужно, во-первых, очень много работать. А во-вторых, нужно найти что-то такое, что можешь делать только ты».

А чем живут стендап-комики вне работы?

Тимур Каргинов:

«У нас два режима жизни. Режим создания телевизионной передачи, когда ты, даже гуляя по улице, постоянно думаешь о своих шутках, своих выступлениях.

И режим отпуска – он более расслабленный, ты просто наблюдаешь за миром, но при этом у тебя нет необходимости что-то срочно придумывать. В данном режиме ничто не мешает наслаждаться отдыхом, но также не мешает и что-то подмечать. Грубо говоря, есть режим Light и режим Turbo».

Стас Старовойтов:

«У меня принцип: работу в дом не тащить. Мне хочется, чтобы в моей жизни были различные зоны: зона комфорта, зона любви, зона профессиональной деятельности и так далее. Я стараюсь, чтобы границы этих зон не пересекались. Но иногда мы с женой все-таки говорим о работе. И обычно я рассказываю жене о технических моментах написания монологов, шуток. Например: «Сегодня писали такую-то тему, но не написали, не смогли найти линию, пытались разогнать вот это, не удалось…» Или: «Придумали сегодня отличную шутку, но она, к сожалению, никогда не появится в эфире, потому что пошлая. Но очень смешная, вот послушай…» Она в ответ тоже что-то рассказывает, в том числе о подругах, друзьях. И, бывает, я слушаю и думаю: «О! Вот об этом надо написать!» – и записываю в блокнот».

Ой, а вспомните свой самый тяжелый стендап!

Слава Комисаренко:

«Однажды я выступал в течение 60 минут в городе Сургуте, посреди торгового центра, возле эскалатора. Для людей в шапках и пальто, которые просто шли мимо. Посреди обычного для торговых центров гула, с плохо выстроенным звуком. Это было по-настоящему тяжело. Никто не понимал, что происходит, я не понимал, зачем этот концерт нужен организатору, но при этом в течение часа мне нужно было удерживать людей. Конечно, в таких условиях добиться оваций невозможно. Но я выдержал эти 60 минут, и люди смеялись. А еще один раз я выступал для пятисот пьяных байкеров. Понятно, что такой человек, как я, с моим радостным и легким жизнеощущением, вряд ли может стать кумиром для байкеров. Но я сумел найти с ними общий язык».

С 13 сентября новый сезон шоу Stand Up каждое воскресенье в 22:00 только на ТНТ!

В Магнитогорске размыло дороги на кладбище

Дожди размыли подходы к могилам. И теперь горожане жалуются, что не могут толком попрощаться с усопшими родственниками.

В Магнитогорске размыло дороги на кладбище

Россияне рассказали, ждут ли они возвращения McDonald's

Сеть ресторанов быстрого питания теперь придёт на российский рынок под другим именем.

Россияне рассказали, ждут ли они возвращения McDonald's

В Магнитогорске нашли того, кто выкинул трупы животных на пустыре

Предприниматель объяснил, что произошло и рассказал, почему он невиновен в происшествии.

В Магнитогорске нашли того, кто выкинул трупы животных на пустыре

Чего ждать южноуральцам от «Дачной амнистии 2.0»?

Уже летом вступит в силу закон, призванный упросить порядок оформления садовых домов и участков в собственность.

Чего ждать южноуральцам от «Дачной амнистии 2.0»?

В магазинах Челябинской области нашли фальсифицированное сливочное масло

«Разбавленный» растительными маслами продукт обнаружили на полках крупной торговой сети.

В магазинах Челябинской области нашли фальсифицированное сливочное масло

В Магнитогорске накрыли наркопритон

Владельцу квартиры грозит срок.

В Магнитогорске накрыли наркопритон

Ключевую ставку снизили до 11%

Состоялся Совет директоров Банка России, в ходе которого обсудили нынешнее состояние экономики страны.

Ключевую ставку снизили до 11%

Магнитогорцы стали чаще записываться на приём к врачу по телефону

Самый популярный способ — это обращение в колл-центр. В сутки один оператор принимает до 180 звонков

Вверх
18+