Афганские дороги офицера-танкиста

О войне и мирной жизни рассказал «афганец» из Магнитогорска

Афганские дороги офицера-танкиста
Фото: из архива ветерана

Крепкое телосложение, густая седая борода. Руководитель городской организации инвалидов войны в Афганистане «Побратим» Евгений Никитин открывает пыльные замки на двери подвала. В цокольном этаже дома на Ленинградской - отделение бывшей школы ДОССАФ, здесь Евгений Викторович планирует открыть автошколу. Сейчас Никитин собирает материальную базу, готовит документы. Работы много. В планах открытие музея участников локальных войн. Не только Афганистана и Чечни, но и Вьетнама, Анголы, Конго – советские войска побывали во многих конфликтах.

Сам Евгений Никитин – старший лейтенант танковых войск в отставке, ветеран войны в Афганистане.

В Союзе

Евгений Викторович вырос в Верхнеуральске. После школы пошел учиться в Челябинское высшее танковое командное училище. А после учебы, в 1978 году попал по распределению в Белоруссию. Белорусский округ был в то время образцовым, на самом крупном полигоне в СССР — Борисовском, постоянно проходили учения. Но, как и многим молодым офицерам Никитину хотелось по-настоящему проявить себя. Советские офицеры участвовали во многих конфликтах далеко за пределами страны.

«В 1979 году, перед Афганистаном, у нас 100% офицеров дивизии рапорта написали - хотели уехать оказывать помощь Вьетнаму. В то время как раз был вооруженный конфликт Китая и Вьетнама. Но из полка уехали двое. Там на танках воевать откровенно говоря негде — там джунгли. А когда сезон дождей там все заливает. Они нам потом даже рассказывали, что оружие сутки не почистишь, оно просто ржавчиной покрывается. Говорят, утром просыпаешься, сразу чистишь пистолет, в обед смотришь — уже покрывается пятнами — и снова чистишь. И климат там совсем другой — оба они во Вьетнаме малярией переболели».

В 1981 году старший лейтенант Никитин написал рапорт по собственному желанию и отправился в Афганистан. Но тот момент советские войска воевали там уже два года. Танковая дивизия, в которой служил Никитин, отправила в Афганистан часть личного состава в 80-м году. Молодой офицер приехал на смену однополчан.

«Каждый солдат видит войну из своего окопа. Но обсуждать ситуацию в целом — мы не знаем всей информации, не знаем всех замыслов. Мы истинного положения не знали. Была опасность, что США может оказаться в Афганистане раньше нас. Но в то время в Советском Союзе крупная армия стояла на западе, более-менее мы были прикрыты с востока. А вот южное направление, Средняя Азия — там практически не было мощных войск. Допустить к тому району американцев — это было бы просто смертельно. Ведь с этого направления весь индустриальный центр России — Урал — он был открыт для крылатых ракет»- рассуждает ветеран о причинах ввода войск.

На чужой земле

Направили офицера в Баграм. В городке Баграм находилось одно из крупнейших соединений ограниченного контингента — 108-я мотострелковая дивизия, на тот момент одно из крупнейших подразделений всего Союза. В составе 108-й дивизии были и авиация, и десантники, и мотострелки, и танкисты, и артиллеристы. Причина тому - рядом с Баграмом находилось Панджшерское ущелье. Еще до ввода советских войск его заняли и полностью контролировали моджахеды талантливого полевого командира Ахмад шах Масуда. Дорога сквозь ущелье вела в Пакистан, откуда моджахеды регулярно получали оружие и снаряжение. До мая 1982 года советские войска и не пытались его зачистить. Оборона шаха Масуда была организована настолько грамотно, что «духи» отбивали все атаки. Но в мае был собран сильный ударный кулак и ущелье полностью зачистили до границы с Пакистаном.
«Дивизия была реально воюющая. Стояла на выходе из Панджшера, где были самые боеспособные части душманов»- вспоминает «афганец».

Никитин прибыл по замене в 3 батальон 285-го танкового полка, бывший взводный ушел на другую должность. Никитин возглавил танковый взвод в седьмой роте — командовал тремя танками Т-62.

«62-ка - классный танк. Его огромный плюс — он очень простой. Не так сильно, как Т-72 он боялся кумулятивных снарядов. Был случай, когда один танк ударили из гранатомета. Кумулятивная струя прошла через моторный отсек и попала в гильзу снаряда. Люки были открыты, порох выгорел, огонь из люков столбом вырвался, но экипаж остался живым, боекомплект не детонировал. На этот танк потом отвал поставили как на бульдозере, приходилось и мне ездить на нем. Т-62 очень надежный танк, в горах идет вверх, уклон крутой, дым валит из выхлопной аж черный, а все равно идет вперед»- вспоминает Никитин.

Для советских войск в начале войны было многое новым. Незнакомый климат, неизвестный народ, новые тактики ведения войны, обкатывалась техника. Да и сама война — оказавшиеся там молодые офицеры были еще необстрелянными.

«Мы поддерживали десантников и мотострелков. В основном, конечно, десантников, так как у них в частях не предусмотрены танковые батальоны. Сопровождали колонны с техникой. Мы, танкисты, поддерживали огнем, как долговременная огневая точка. Десантники пошли в горы, мы подъедем насколько возможно, выберем место, и ждали целеуказания. Если что помогали, давили из всех трех стволов. Часто поддерживали и «зеленых» - местную афганскую полицию. Они задерживали подозрительных мужчин и отвозили в контрразведку.
Война там другая — партизанская. Воевали «духи» исподтишка. Днем они прятались, а ночью мы часто бились. Нападали и на группы войск с хорошим прикрытием. А после отступали. Но хотя если наши совались в районы, где банды были окрепшие — там были масштабные военные действия, и днем, и ночью. У «духов» конечно не было крупной артиллерии, не было авиации. Но они отлично знали местность, они были привыкшие к климату. Почти половина наших солдат, где я служил, переболели различными болезнями — дизентерия, малярия, самая распространенной была желтуха. Это был бич наших войск.

Война — это грамота, которая пишется кровью. В школе двойку поставят — отец ремнем выпорет. А там расплачиваются жизнью. Машину можно починить, а человека уже не вернешь.

У них, «духов», хорошо работала разведка, они знали практически все наши передвижения. Бывает опоздаешь и попадешь в ночь, а темнеет там в горах очень быстро. И темнота такая — будто сажей все вымазали. И видим, на верхушках гор загораются костры. Один загорелся, на другой горе следующий — они так предупреждали, что идут шурави (советские солдаты — прим.ред.). Это в течение столетий выработанная система. И не обстреляешь его — в темноте ведь не видно сколько расстояние до цели. А в такую темноту и авиация не поможет.

Поэтому о наших планах зачастую было известно. Выходим прочесывать кишлак. Если кишлак пустой — значит уже ждут нас, значит будет война. Если народ ходит по улицам — значит все спокойно, можно расслабиться, отдыхать».

Местные

Советские солдаты увидели в Афганистане абсолютно незнакомое общество. В некоторых провинциях и дальних кишлаках время остановилось в средневековье. Издавна в Афганистане не было централизованной власти, поэтому и покорить его никто не мог. Армии чужаков приходили и уходили, а некоторые племена даже и не знали об этом. Было множество племен, в каждом из которых были и своя армия, и свой суд, где жители жили по законам шариата. И нередко эти племена воевали друг с другом. «Люди они очень работящие, трудолюбивые. Но Афганистан по воспитанию была самой исламской страной мира»- рассказывает Никитин.

В Баграмской равнине, где служил танкист, очень мало деревьев, почва твердая. Поэтому местные жители строят из глины свои дома и обносят их заборами — дувалами. Если хозяин бедняк — то дом с дувалом совсем маленькие.

«В горах, там уровень средневековья. Я помню, мы с боя пришли. Десантники дальше ушли, а мы остановились у кишлака, ну и пошли посмотреть, как люди живут. Маленькая комнатка, два на два метра, сложенная из голого камня. Жители, видно, нас испугались убежали раньше. Зашли, на полу стоит колыбелька для ребенка. А справа что-то типа кровати, плетеной из лозы, а под ней коза. Печки нет, в центре лишь очаг для костра, где есть готовят. И на стене небольшой кусочек мяса висел. Вот и все убранство».

Зажиточные же афганцы строили большие дома — целые крепости в несколько комнат обнесенные стеной - дувалом высотой в четыре метра. Стены крепостей толщиной до метра не мог пробить даже танковый снаряд. На равнине в таких домах жили богатые люди. При прочесывании, советские солдаты всегда их просматривали: многие местные жители помогали «духам». В подвалах были огромные склады риса, масла, орехов – но не для хозяина, а для моджахедов. Были в таких домах и японские магнитофоны и телевизоры –вещи, которые не найти в Союзе. В афганских дуканах (торговых лавках) все это свободно продавалось.

А возле кишлаков крестьяне разбивали сады — посадки фруктовых деревьев и виноград. «Виноград они водой заливают, и не дай бог туда на технике сунуться, танк провалится по башню, потом не достанешь».

Пробыл в Афганистане старший лейтенант Никитин чуть больше полугода.

Ранение

В тот день вертолетчики доложили, что с Панджшерского ущелья в сторону Баграма идет караван бойцов шаха Масуда. В Баграме по тревоге подняли роту мотострелков и отправили на перехват. Для усиления к ним добавили три танка под командованием Никитина. Старший лейтенант с подразделением пехоты выдвинулся на перехват каравана, но тот дошел до кишлака раньше.

«Духи» скрылись за стенами дувалов. «Мы подошли к кишлаку, смотрим — улицы пусты. Ну мы сразу поняли — сейчас что-то начнется»- вспоминает ветеран.

Свой танк он спрятал за дувалом и сразу отметил подозрительное окно, кто-то смотрел оттуда. Возникла мысль сразу ударить из пушки по тому окну, но нельзя — там могли быть и мирные. По предписанным командованием правилам бойцы могли открыть огонь только по вооруженному противнику. Приказав бойцам следить за окном, офицер отправился обсудить детали операции.

«Мы, танкисты, пошли к ротному мотострелков, определиться как начинаем, кто и куда выдвигается. Все обсудили, стали возвращаться. И только я успел с дороги спуститься, они начали нас хлестать... Ну и меня подстрелили из того самого окна. На войне ведь как — или ты, или тебя. Кто раньше. Тут получилось, что немножко меня поцарапало».

Офицеру пули пробили грудь, перебило обе ноги. «Ну жив остался, так что все нормально»- краем губ улыбается ветеран.

Госпиталь и фото с Фиделем Кастро

Офицера сразу отправили в госпиталь. Ранение было серьезным — ногу парализовало, отбило седалищный нерв, крупнейший нерв в организме. Из-за этого нога постоянно болела, да так, что и наркотики не помогали. «Мне вколят препарат, минут на 15 легче станет и снова...»- говорит Никитин. Кроме этого у офицера была контузия. Для старшего лейтенанта началась новая война — госпитали в Баграме, Ашхабаде, Ташканте и Москве.

Организм был молодой здоровый, началось быстрое выздоровление. Тем не менее, лечение продолжалось почти девять месяцев, было проведено три операции. «За время лечения хотелось бы отметить огромную самоотверженность и мастерство всего медицинского персонала. Все они вкалывали просто «как на галерах». Особенно в медсанбатах, когда раненых привозили непосредственно из боя».

Но и на этом лечение не закончилось - правая нога была парализована.

На долечивание Евгения Викторовича отправили в Крым. «Очень помогла мне грязь в крымском городе Саки. И если Иваново – город невест, то Саки – город инвалидов». В городе до сих пор девять санаториев, в том числе специализированный санаторий для лечения спинальных больных. Местная природная грязь из Сакского озера поднимает на ноги даже полностью парализованных. По своим лечебным качествам, грязь из озера одна из сильнейших в мире. Во время Великой отечественной войны нацистская Германия нагружала лечебной грязью целые самолеты, чтобы лечить в Европе раненых солдат Вермахта. «Помогла мне она, нога начала понемногу шевелиться. Это, конечно, просто счастье было для меня».

В 1991 году Никитина и еще троих инвалидов Афганской войны из Магнитогорска отправили лечиться на Кубу. В то время кубинская медицина значительно опережала советскую. Медики Кубы освоили у французов новую технологию. Одним из первых испытал ее советский танкист. Никитину сделали сложную операцию — замкнули состав голеностопа, чтобы не подворачивалась при ходьбе парализованная ступня. И так совпало, что в клинику приехал с проверкой сам вождь кубинской революции Фидель Кастро, он следил за проведением операций. Не мог он не уделить внимание советским солдатам. Евгений Никитин до сих пор хранит как талисман совместную фотографию с товарищем Кастро.

Возвращение

Восстановившись от ранения, Никитин приехал в Магнитогорск.

«Поначалу Афган часто снился. Особенно момент ранения... то окно… Первое время было желание снова на войну пойти, ну куда уж. Но если сейчас что случится — без страха пойду...»,- говорит Евгений Викторович.

В местном военкомате посоветовали идти работать в ДОССАФ. Так офицер-танкист стал руководителем ДОСААФ треста «Магнитострой». Вскоре женился, родились две дочери. С грустью ветеран вспоминает как велика была городская организация ДОСААФ — и радиотехническая, и морская, и автомобильная школы, авиационно – спортивный клуб, стрелковый клуб и масса районных и первичных организаций. В те годы ДОССАФ Магнитогорска был одним из лучшим во всем Советском союзе.

Сообщество инвалидов Афганистана, которое сегодня возглавляет Никитин, появилось в Магнитогорске в середине 2000-х годов. Но помогает оно не только инвалидам-«афганцам», их в городе всего 11 человек. Помогает всем инвалидам Вооруженных сил, организовывает лечение в санатории, проводит военно-патриотические мероприятия.

Сейчас, с руководителями общественных организаций Никитин планирует открыть единый офис на проспекте Ленина. В этом офисе будут собраны все магнитогорские организации ветеранов Афганистана, Чечни, Союза десантников России и семей погибших военнослужащих для более слаженной работы с братьями по оружию.

«Я ничуть не жалею, что был в Афганистане. У человека что на роду написано, то и будет. Нам стыдиться не за что. То, что было в Афгане... жизнь настолько многогранна, что нельзя сразу понять, что хорошо, а что плохо. Что было, то было... Меня радует, что после войны я уверовал в Бога. Понял, что есть свыше разум, который ведет нас по жизни»- считает командир танкового взвода.

отвлекитесь от новостей

Мы знаем, куда вас сводить!

Ситигид

Сотрудники уголовного розыска вернули дрель хозяину

Магнитогорец украл со стройки целый набор электроинструментов.

Сотрудники уголовного розыска вернули дрель хозяину
В настоящее время давление на предпринимателей со стороны силовых структур вызывает серьезную обеспокоенность. Только 25 процентов возбужденных уголовных дел доходят до суда, при этом в процессе люди теряют бизнес. В Челябинской области в 2017 году количество возбужденных уголовных дел возросло до 394.
Александр Гончаров, бизнес-омбудсмен в Челябинской области

У Челябинска сменился руководитель

Депутаты приняли отставку Евгения Тефтелева единодушно.

У Челябинска сменился руководитель

Лесорубы готовят товар для елочных базаров

Что подарить маме?

Каждой маме - свой подарок. А знаете ли вы, что мамы делятся на 6 психологических типов? И чтобы не прогадать с сюрпризом на День матери, читай дальше. Мы тебе поможем!

Что подарить маме?

Снега магнитогорцы не дождутся до конца недели

Такой прогноз дают челябинские синоптики.

Снега магнитогорцы не дождутся до конца недели

Хорошая новость для тех, кто хочет заработать

Чиновники предлагают предпринимателям выгодную сделку. Какую, рассказываем прямо сейчас.

Автоледи сбила женщину на переходе

За сутки 19 ноября на территории Магнитогорска зарегистрировано 10 ДТП, два из них с пострадавшими.

Автоледи сбила женщину на переходе

На ММК погиб электрогазосварщик

Мужчина работал на высоте.

На ММК погиб электрогазосварщик

Магнитогорские школьники прошли исторический квест

Игру организовали накануне 90-летия города.

Магнитогорские школьники прошли исторический квест
Вверх
18+